О мужестве, страхе, любви и удаче


В 21 год ростовчанин Михаил Казармщиков прошел пять фронтов и стал командиром разведчиков

В ростовской семье Казармщиковых все мужчины — военные, уже четыре поколения. Основатель династии — Михаил Иванович, за плечами которого пять фронтов Великой Отечественной. Уже в 21 год вся его грудь была увешана боевыми наградами. Сейчас ему за 90. Но Михаил Иванович не забыл ничего из своих военных лет, и воспоминания даже по прошествии стольких десятилетий вызывают у него порой слезы.

Миша Казармщиков не ушел, а убежал из дома на фронт, соврав в военкомате, что он старше на год. Ему легко поверили: парень выглядел по-взрослому, еще бы — имел золотой значок ГТО, с десяток спортивных разрядов: лыжник, конькобежец, легкоатлет, лучший футболист городской команды родного Белорецка и отличный стрелок.

— Он и сейчас как стручок: дважды по полтора часа делает зарядку, сам хозяйничает по дому — стирает, убирает, готовит, не признавая никакую бытовую технику, без сопровождающих ездит по делам и даже в санаторий, няньки ему не нужны, — подмечает сын ветерана Вячеслав.

Воспоминания отца о войне давно стали и его воспоминаниями, он на них вырос. В свою очередь, на этих военных рассказах воспитал сына, а теперь воспитывает и внука.

После того как полковник российских ракетных войск стратегического назначения в отставке рассказал о своем героическом отце послу Беларуси в Ростовской области, не прошло и недели, как ростовскому ветерану вручили в посольстве юбилейную медаль за освобождение республики от немецко-фашистских захватчиков.

Неудивительно, ведь белорусский фронт стал одним из главных в жизни разведчика 105-го гвардейского истребительно-противотанкового артиллерийского полка Михаила Казармщикова, окончившего войну командиром разведотделения. О роли этого воинского подразделения можно судить хотя бы по одной детали: полк числился в резерве ставки Верховного главнокомандующего страны, поэтому его разведчиков на протяжении всей войны перебрасывали на разные фронта выполнять конкретные задачи. В конце войны Михаил участвовал в решающем сражении под Кенигсбергом и во взятии Берлина.

— Нас перебросили к Кенигсбергу с 3-го Белорусского фронта на американских автомобилях «Додж три четверти». Стены крепости были двухметровой толщины, и Гитлер хвалился, что ее никогда не возьмут (в итоге взяли и ее, и более 90 тысяч военнопленных вермахта). Кроме того, туда были стянуты лучшие фашистские силы и техника. Наш полк специально перевооружили новейшими советскими пушками 100-миллиметрового калибра вместо старых 57-миллиметровых, от которых на стенах Кенигсберга оставались лишь царапины, — рассказывает ростовчанин.

 

Разведчики расположились в том месте, откуда ждали массовое наступление танков. Михаил должен был найти огневую точку противника. Прежде чем выбрать место наблюдения, исследовал каждый кустик на расстоянии десяти километров вокруг, ведь за ним мог находиться наблюдательный пункт врага.

Разные случаи происходили с ним в разведке. Командир батареи по ошибке дал Михаилу команду расположиться на открытой местности, которую немец уже изучил. Разведчик сделал так, как было указано. Но вскоре ему поступила новая команда: поменять место наблюдения, и Михаил обосновался в ямке неподалеку.

Ранним утром, наблюдая за местностью, он увидел, как из его первого укрытия выскочил немец, и понял, что там его засекли еще накануне и враг просто дожидался ночи, чтобы взять русского разведчика. Как признается Михаил Иванович, его до сих пор бросает в дрожь при мысли, что он мог попасть в плен.

Другой историей ростовчанин, наоборот, гордится.

— Долго не могли понять, откуда бьет вражеский пулемет, который не замолкал почти ни на минуту. Под его огнем фашистам удалось утащить нашего солдата-пехотинца.

Мне дали задание вычислить пулеметчика. Вокруг — поля со скошенной пшеницей и снопами. Долго не мог найти его, гад хорошо замаскировался (как оказалось, на нем была советская форма) и передвигался с места на место. В итоге я вычислил стрелка по вибрации воздуха над пулеметом. По наводке его уничтожили. Михаил Казармщиков вернулся домой с войны в 1945-м с орденом Отечественной войны I-й степени, несколькими медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги», медалью «За взятие Кенигсберга» и другими наградами. Создал семью, родил сына. Бывший разведчик хотел, чтобы сын стал историком. Но призвание Вячеслава Казармщикова было предопределено.

— Рассказы отца о войне не оставили мне выбора, с малых лет я знал, что буду военным, — говорит Вячеслав.

Он служил родине 33 года, из которых 18 лет, по его словам, просидел в прямом смысле под землей на боевом дежурстве на ракетном командном пункте. Полковник, как и его отец, тоже вырастил сына-офицера. Старший лейтенант Константин Казармщиков уволился из армии в лихие девяностые. И погиб в Ростове, когда бросился на защиту девушки от хулиганов. Отморозки забили молодого человека насмерть.

Внука Илью растили дед и прадед. Недавно он прошел срочную службу. О том, чтобы «отмазать» молодого человека от армии, в семье не было и речи. Теперь Илья подумывает о продолжении военной карьеры. 9 Мая вместе с отцом он ездил к прадеду в Кисловодск в санаторий выпить «фронтовые сто граммов». Это стало уже традицией мужской половины семьи Казармщиковых.

Кстати, Михаил Иванович ветеранскими льготами не пользуется уже много лет: и лекарства, на которые уходит треть пенсии, и санаторные путевки покупает за свой счет. Бывшему боевому разведчику претит ходить с протянутой рукой по собесам. Из скромности не ездит даже на парад 9 Мая в Москву, куда его каждый год приглашают.

Нефронтовые рассказы

Фронтовой разведчик Михаил Иванович не может забыть две истории любви. Разведчиков 105-го полка перебросили на территорию Донбасса. Среди них был парень из тех мест — рядовой Могильный. Его семья жила неподалеку от места, где разместили разведгруппу, в Артемовске. Он рванул повидаться с родными, с женой. И застал ее беременной. Соседка рассказала, что женщина жила с «фрицем». Железные нервы разведчика не выдержали — он расстрелял жену прямо на глазах у всех. Через несколько дней погиб сам. Разведчики на «Виллисе» случайно выскочили на передовую, по ним был открыт шквальный огонь. Машина ушла по полям из-под обстрела, но Могильный был сражен пулей наповал.

Герой второй истории — капитан Покидов, начальник разведки полка, родом из Краснодара. В Сталинграде он нашел себе невесту и играл свадьбу, сослуживцы были гостями на свадебном застолье. В разгар веселья был получен приказ срочно выехать на фронт. Свадьбу пришлось прервать. По прошествии времени разведгруппа находилась в Тамбове, куда капитан вызвал свою молодую жену. Несколько дней они были вместе и счастливы. Но когда супруга уехала, боевой разведчик сильно затосковал.

— Говорил, что жизнь его пропащая. И вскоре на самом деле погиб. Я обратился к начальству, чтобы жене капитана отправили весточку о его гибели и личные вещи мужа. Похоронили его под березкой. От женщины вскоре пришел ответ, что она собирается разыскать могилку мужа. И, говорят, действительно, разыскала и увезла тело на родину.

Текст: Алена Ларина

oficery_d_850